https://bit.ly/3nnTZfQ — каталог еврейских захоронений и мемориалов.

Подпишитесь на нас в социальных сетях:
Facebook — https://bit.ly/2IMRvIy
Одноклассники — https://bit.ly/2IJnR79

Около месяца назад в Иерусалиме состоялись необычные похороны. На семейном участке рядом с кампусом Еврейского университета на горе Скопус (Хар ха-Цофим), за пределами известных кладбищ, под сенью высоких кипарисов была похоронена художница, педагог и куратор Рахель Шавит. Десятки человек, пришедших проститься с ней, спели песню на стихотворение Шауля Черниховского «Я верю».

Шавит была удостоена привилегии быть похороненной на особом участке по той причине, что она была отпрыском семьи Бентвич. Семья, принадлежавшая к еврейской элите Лондона своего времени, импортировала в подмандатную Палестину различные элементы британской аристократии, включая фамильный герб (с девизом, частично написанном на латыни, как и полагается на настоящем фамильном гербе), родовое поместье и участок для захоронения.

Если бы в Израиле существовала палата лордов, вполне резонно предположить, что Бентвич был бы ее членом. Но на основании семейной саги можно также предположить, что человек из рода Бентвич точно так же мог быть изгнан из семьи, принять христианство или, не дай бог, покончить жизнь самоубийством. Рахель Шавит была последней из похороненных на этом участке, но здесь у каждой могилы есть своя история. Часто это история трагическая, но она всегда переплетается с историей сионизма, культурной и музыкальной историей Израиля.

Первая могила на этом месте была вырыта для Сьюзи Бентвич (урожденной Соломон), любимой жены Герберта Бентвича, основателя династии, который купил этот участок. Герберт родился в нищей еврейской семье, которая иммигрировала в Лондон из Польши. Несмотря на тяжелое положение семьи, Герберт был принят на юридический факультет единственного в то время университета, где разрешалось учиться евреям, и уже в молодом возрасте стал успешным адвокатом.

Он женился на Сьюзи — сестре известного художника Соломона Джозефа Соломона, которая принадлежала к еврейской семье с хорошими связями. Пара купила дом в одном из самых дорогих районов Лондона, на Эбби-роуд — лондонской улице, которая спустя десятилетия обретет славу благодаря «Битлз».

Один из правнуков Герберта рассказывал, что он был человеком упрямым и несгибаемым, при этом безнадежным романтиком. Согласно рассказам, каждый день, приходя в офис, он спешил написать жене любовное письмо, которое она получала до его возвращения домой (с другой стороны, он требовал, чтобы жена тоже писала ему ежедневное послание).

Семья начала расти, и Герберту удалось войти в лондонскую элиту, а также в руководство сионистского движения. Он был одним из первых сторонников отца современного политического сионизма Теодора Герцля, и высшее руководство движения собиралось в доме Бентвича.

В том же лондонском доме сионистское движение добилось своего величайшего достижения — Декларации Бальфура 1917 года, в которой британское правительство выразило свою поддержку созданию в Палестине национального дома для еврейского народа.

Декларация Бальфура и ее связь с семьей Бентвич также стали главной темой документального фильма «Синдром Бентвича», снятого Гуром Бентвичем — праправнуком Герберта. Комедийный фильм, посвященный истории семьи, поднимает вопрос о том, что именно Герберт был автором первоначального проекта декларации.

Так или иначе за много лет до принятия Декларации Бальфура Герберт отправился в Палестину в качестве эмиссара Герцля, чтобы подготовить для Первого сионистского конгресса доклад о возможности заселения страны. Доклад так и не был написан, но следствием поездки стала любовная история. Герберт влюбился в Палестину.

Он решил купить большой участок земли на горе Скопус, собираясь построить там поместье. Эти планы так и не осуществились, и большая часть земли была передана Еврейскому университету, основанному здесь 28 лет спустя, но небольшой участок на краю кампуса остался в качестве места семейного захоронения.

Сьюзи Бентвич умерла в 1915 году. Шесть лет спустя, в 1921 году, Герберт перевез останки своей жены в Иерусалим, где они были похоронены на небольшом семейном участке, который также послужил местом его последнего упокоения. Дети этих двух основателей династии Бентвич похоронены вокруг могил супругов вместе с другими членами семьи. Участок захоронения густо засажен кипарисами, и с него открывается вид на город.

Этот участок в Израиле — исключительный; он находился на общественной земле, но был зарезервирован для одной семьи. Похожий, но меньший по размеру участок есть на ранчо покойного премьер-министра Ариэля Шарона, где похоронены он сам и его жена Лили.

На первый взгляд участок семьи Бентвич нарушает законы планирования и строительства. С другой стороны, каждый, кто занимается этим вопросом, признает, что в свете того, что семья пожертвовала землю, на которой был построен университет, нет смысла поднимать шум из-за небольшого участка, где похороны проходят примерно раз в десятилетие.

По словам кинорежиссера Гура Бентвича, Герберт Бентвич был первым, у кого был обнаружен «синдром Бентвича». Это «коллективный эмоциональный синдром, заставляющий страдающих им людей превозносить свое семейное наследие», так описал его Гур. Он уточнил: «Для этого синдрома характерно преувеличение ценности семейного наследия и его вклада в историю человечества».

У Герберта и Сьюзи Бентвич было 11 детей — девять девочек и два мальчика. Самым известным из них, вероятно, был Норман Бентвич, похороненный слева от своих родителей. Он был блестящим адвокатом и юридическим советником британского мандатного правительства в Палестине, и считается, что он заложил основы израильской правовой системы, а также был основателем Еврейского университета.

Во время Второй мировой войны он в рамках программы «Киндертранспорт» организовал спасение европейских еврейских детей и доставил их в Англию. Он участвовал в создании «Брит Шалом», первой организации сионистского движения по содействию сосуществованию с арабами в Палестине. Норман Бентвич также был одним из немногих, кто призывал не казнить нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана в Израиле. На личном уровне — в 1929 году он пережил покушение на жизнь, которое совершил арабский служащий.

Возможно, Норман также сыграл определенную роль в романе между Бенционом Нетаниягу и его будущей женой Цилей — родителями бывшего премьер-министра Биньямина Нетаниягу. В 1929 году члены сионистского ревизионистского движения «Брит ха-бирьоним», членом которого был Нетаниягу, сорвали выступление Нормана Бентвича на мероприятии, посвященном созданию кафедры международного права в Еврейском университете. По некоторым данным, именно на этом мероприятии Бенцион произвел большое впечатление на свою будущую жену (но не раньше, чем она вышла замуж за его лучшего друга).

Норман умер в 1971 году. Его жена Хелен, урожденная Франклин, происходившая из аристократической британской семьи (она была родственницей Герберта Сэмюэла и тетей Розалинд Франклин, открывшей ДНК), в то время исполняла обязанности мэра Лондона, став первой женщиной на этом посту. Семейная легенда гласит, что она сопровождала гроб своего мужа только до лондонского аэропорта, где сказала: «На этом мы расстаемся». Она предпочла быть похороненной в Англии.

Еще одна дочь Герберта, которая не похоронена на семейном участке, — Тельма Бентвич, более известная сегодня как Тельма Елин (в ее честь названа школа искусств в Гиватаиме). Она была известной виолончелисткой и вышла замуж за архитектора Элиэзера Елина. Тельма и Элиэзер были среди основателей иерусалимского района Рехавия, и их дом, считающийся первым в этом районе, в настоящее время подлежит реконструкции, в ходе которой большая часть оригинального здания будет разрушена — план, который вызывает в Иерусалиме бурю негодования, поскольку он наносит ущерб историческому наследию района.

Ави Бледи, адвокат, изучающий историю маленького кладбища семьи Бентвич и проводящий по нему экскурсии, говорит, что Тельма долго обсуждала, где она хотела бы быть похоронена: на семейном участке Елиных на Масличной горе или на семейном участке Бентвичей на горе Скопус. По воле судьбы она умерла в 1959 году, когда Масличная гора находилась за границей в оккупированном Иорданией Восточном Иерусалиме, а гора Скопус — в израильском анклаве на территории Иордании. В конце концов она была похоронена на кладбище Хар ха-Менухот в Иерусалиме.

Бледи говорит, что небольшое семейное кладбище Бентвичей, наряду с кладбищем Американской колонии в Иерусалиме, обозначало границу израильского анклава на горе Скопус. Журналист Мордехай Гилат, который провел свою военную службу в анклаве, рассказывает в своей книге «Гора Скопус», что кладбище было одним из немногих мест, где в период между войнами встречались израильские и иорданские солдаты.

Летом 1961 года в кипарисовой роще на кладбище вспыхнул пожар. Израильские войска, поспешившие на место происшествия, обнаружили, что иорданские пожарные уже начали тушить пламя. Обе группы сообща боролись с пламенем, а затем сели вместе выпить пива и покурить. После захвата Израилем горы Скопус и всего Восточного Иерусалима в 1967 году кладбище снова стало использоваться семьей.

В одной из могил на этом участке похоронен Исраэль Фридландер, женившийся на старшей дочери Герберта Лилиан. Фридландер был профессором литературы; он погиб в 1920 году в Украине, где он служил эмиссаром «Джойнта» — Объединенного распределительного комитета, очевидно, от рук солдат Красной армии.

Он был похоронен в тех краях на кладбище еврейского городка, а спустя 81 год, в 2001 году, «Джойнт» перенес его останки на участок захоронения на горе Скопус. Фридландер похоронен под богато украшенным надгробием в форме обелиска, на котором изображен символ «Джойнта». Во время Второй интифады палестинцы разгромили надгробие, и следы реставрации очень заметны. Дочь Лилиан и Исраэля Фридландеров Кармель вышла замуж за Шимона Аграната, который впоследствии стал председателем Верховного суда.

Три дочери Герберта приняли христианство. Одна, которую тоже звали Кармель, совершила этот шаг накануне бар-мицвы своего старшего сына. Переменив веру, она исчезла в Соединенных Штатах.

Другая дочь, Наоми, приобрела странную известность: она была секретарем Джона Мейнарда Кейнса, одного из самых выдающихся экономистов XX века, и отчаянно влюбилась в него — до такой степени, что воображала, будто Кейнс оставляет для нее закодированные послания в своих письмах. Резкое письмо о разрыве, которое Кейнс (по общему мнению, гей) написал Наоми, было положено на музыку и стало песней «Ms. Bentwich» инди-бенда Princeton.

Другой сын, Иосиф, женился на дочери доктора Хиллеля Яффе, основателя израильской системы здравоохранения. Иосиф был учителем и директором школы, получил Премию Израиля в области образования. Его дети — Рахель Шавит, профессор Цви Бентвич, известный исследователь СПИДа и основатель израильской организации «Врачи за права человека», Михаэль «Миша» Бентвич, профессор физики, и Шошана Кини, учитель и исследователь в области образования.

Журналист Ари Шавит, сын Рахель, говорит, что «семья Бентвич была семьей сионизма, музыки и романтики. Она жила между Лондоном и Иерусалимом, между Герцлем и Бахом, вне всяких рамок. Чертой, общей для многих членов семьи, была готовность идти против течения, и спокойно справляться с многочисленными трагедиями, которые им пришлось пережить».

Отголосок одной из трагедий можно найти на самом красивом захоронении на семейном участке. Оно принадлежит Даниэлю-Бальфуру (названному в честь того самого Бальфура), младшему ребенку профессора Фридландера и Лилиан. В 1936 году в возрасте 18 лет юный Фридландер, одаренный пианист, покончил жизнь самоубийством. На могильном камне начертана партитура «Неоконченной симфонии» Шуберта и последний стих Книги Даниила: «Иди путем твоим до конца; и успокоишься, и встанешь на предназначенное тебе место в конце дней».

Оригинал взят у:

Алексей С. Железнов — https://grimnir74.livejournal.com/14768355.html

Нир Хасон, «ХаАрец» — https://detaly.co.il/unikalnoe-zahoronenie-v-ierusalime-rasskazyvaet-istoriyu-neobychnoj-evrejskoj-dinastii/

--

--

CEO CHESED SHEL EMET MITZVATEMET.COM

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store