ТРИ ЕВРЕЙСКИХ КАПИТАНА

https://mitzvatemet.com — каталог еврейских захоронений и мемориалов Беларусь, Украина и др.

Исаак Кабо

Героизм воинов-евреев во время Второй мировой войны трудно переоценить. Еврейские военачальники, офицеры и солдаты внесли ощутимый вклад в победу над нацистской Германией. Они сражались с ненавистным врагом не только на суше и в воздухе, но и вписали свои имена в скрижали морских военных побед. Среди 188 командиров подводного флота времен войны, по меньшей мере, 12 человек — евреи

Исаак Кабо

В 1846 году на степные просторы Екатеринославской губернии прибыли переселенцы из Люцина Витебской губернии (в настоящее время г.Лудза, Латвия). В 1848 году эти переселенцы образовали еврейскую земледельческую колонию Новый Златополь. Среди новых жителей колонии были три семьи с фамилией Кабо. В 20-е годы прошлого века, в страшные годы революции и гражданской войны, многие из бывших переселенцев разъехались в близлежащие города. Семья Соломона Яковлевича Кабо с тремя сыновьями отправилась в Мариуполь.

Через несколько лет один из его сыновей Исаак Кабо решил освоить рабочую профессию, уехал в Макеевку, где окончил ФЗУ и работал помощником машиниста на металлургическом заводе. 1933 год оказался для еврейского юноши переломным в его жизни — по комсомольской путевке его направили на учебу в Военно-морское училище им.Фрунзе. И море стало для него настоящим призванием. После окончания училища в 1936 году Исаак Кабо начал свою морскую карьеру в качестве штурмана на подводной лодке «М-81» Краснознаменного Балтийского флота. Через два года он был назначен командиром этой подводной лодки и участвовал в советско-финской войне. Перед началом войны в 1940 году Исаак Кабо в звании капитан-лейтенанта был назначен командиром подводной лодки «Щ-309 Дельфин». Весной 1942-го часть кораблей Краснознаменного Балтийского флота подверглись срочному ремонту — впереди их ждало сражение с врагом. И на подлодке «Щ-309», которой командовал капитан 3-го ранга И.С.Кабо, не было ни минуты передышки — весь экипаж был занят подготовкой к тяжелым морским походам, все готовились идти в Балтийское море уничтожать врага. В это нелегкое время командиры подлодок частенько встречались друг с другом на плавбазе Ленинградской гавани, чтобы обсудить последние события на Балтике и действия своих боевых коллег. Особенно они любили приходить в каюту Исаака Кабо — смелого и преданного своему делу офицера, весельчака и острослова, который всегда был душой компании. А кроме этого, моряков привлекала задушевная игра на скрипке хозяина каюты, откуда в короткие минуты отдыха доносились волшебные звуки «Крейцеровой сонаты» Бетховена. Заблокировав советские морские силы в Финском заливе, немцы создали на всем 275-мильном пути в Балтийское море мощный противолодочный рубеж, состоявший из тысяч мин различного типа, установленных на разных глубинах, и из противолодочных кораблей различного класса, что почти исключало возможность форсирования. В водах Балтики покоятся 38 из 65 субмарин, которые в годы войны входили в состав советского Военно-морского флота, место гибели некоторых подлодок до сих пор неизвестны.

Но, несмотря на минные заграждения, противолодочные сети, пересекавшие с севера на юг Финский залив, несмотря на ожесточенное сопротивление подводники успешно действовали на коммуникациях противника, топили его корабли и суда, перевозившие войска, боевую технику и военные грузы.

В августе 1942 года командование Балтийского флота решило начать развертывание второго эшелона подводных лодок, куда входила и «Щ-309». 13 августа «Дельфин» покинул ленинградскую гавань и взял курс на Кронштадт. По пути лодка была трижды обстреляна немецкой береговой артиллерией, но несмотря на близкие разрывы вражеских снарядов, достигла места назначения целой и невредимой. Дальше подлодка двигалась под охраной отряда прикрытия. Успешно миновав противолодочные минные заграждения «Дельфин» вышел в открытое море и заступил на боевое дежурство. 25 августа подлодка засекла конвой противника — транспорт в охранении миноносца и тральщика. Исаак Кабо принял решение атаковать. В перископ было видно, что миноносец находится ближе к подлодке, чем транспортное судно, и заслоняет его корпусом. Точно определить скорость транспорта не удавалось. И тогда Кабо принял нетрадиционное и очень смелое решение — стрелять по транспорту и миноносцу одновременно. Он понимал — если атака будет удачной, наша лодка не только пустит ко дну сотни тонн стратегически важных грузов, но и сможет избежать обязательного в таких случаях преследования. Впоследствии командир «Щ-309» рассказывал об этой операции так: «Хотя говорят, что за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь, я решил стрелять разом и по транспорту, и по эсминцу. Во-первых, уже если топить так топить, а во-вторых, от преследователя избавимся. Дал залп… Погрузились, но и за шумом воды в балластных цистернах отчетливо донеслись взрывы обеих торпед». Через несколько дней подлодка атаковала еще один транспорт водоизмещением 6 тысяч тонн, но результаты этой атаки остались неизвестны, а противник сбросил на субмарину 11 глубинных бомб. 4 сентября море радовало глаз полным штилем, но неожиданно были обнаружены самолеты противника, которые настойчиво искали подводную лодку. А следом на горизонте показался караван судов — два транспорта и семь кораблей охранения. Такое мощное охранение могло бы смутить самого опытного капитана, но не Исаака Кабо. Подлодка атаковала транспорт двумя торпедами, и он сразу пошел ко дну. Корабли охранения преследовали лодку, сбросили 12 глубинных бомб, но лодка ушла от преследования. Через неделю командир Кабо предпринял еще одну атаку, в результате которой был потоплен германский транспорт «Бонден». Но после атаки корабли охранения почти точно определили местоположение нашей подлодки — близкие взрывы подбрасывали ее, швыряли из стороны в сторону. Напряжение росло, взрывы были все ближе, но субмарине, невзирая на огромный риск, удалось уйти от преследования. По данным И.Подрабинника командир подводной лодки, капитан 3-го ранга Исаак Соломонович Кабо был представлен к званию Героя Советского Союза, которое так и не было ему присвоено. В этом боевом походе, длившемся 23 дня и ночи, командир корабля 37 раз проводил подлодку через плотные линии минных заграждений. А 21 марта на судно прибыл командующий Балтийским флотом вице-адмирал В.Ф.Трибуц и вручил командиру «Щ-309» капитану 3-го ранга И.С.Кабо Гвардейский военно-морской флаг. После окончания войны Исаак Соломонович Кабо служил в военно-морском флоте на различных командных постах. За героизм и мужество в годы Отечественной войны он был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Нахимова II степени и многими медалями. Исаак Соломонович стал автором книги «На гвардейской «Щ-309». Кстати, брат нашего героя Яков Кабо работал секретарем ЦК ЛКСМ Украины, и в 1937 году был репрессирован и отправлен в колымские лагеря. Его родные, оставшиеся в Украине, были расстреляны гитлеровцами во время войны. После реабилитации Яков Соломонович с семьей вернулся в Москву, где родился его сын Игорь. Дочь Игоря Яковлевича — замечательная российская актриса Ольга Кабо. Так что прославленному подводнику она приходится внучатой племянницей. И еще любопытный факт. Кабо (вариант Кабе) — еврейская фамилия. Происходит она от ашкеназской древнееврейской формы слова «габай» (габо — староста синагоги), либо от многозначной аббревиатуры. Наибольшее число носителей фамилии на начало XX столетия было зафиксировано в Витебской и Екатеринославской губерниях, Харькове. Существует и другой вариант происхождения фамилии — сефардский, то есть не исключено, что предки Кабо были уроженцами испанского города Кабо.

Самуил Богорад

Самуил Богорад

Еще один легендарный морской ас Самуил Нахманович Богорад родился 17 августа 1907 года в городе Витебске (Беларусь) в рабочей еврейской семье. В 1935 году он окончил Ленинградский морской техникум и до августа 1940-го ходил третьим, а затем вторым помощником капитана на судах Балтийского морского пароходства. В 1940 году Самуил Богорад был призван в Военно-морской флот и прошел обучение в учебном отряде подводного плавания. В 1941 году он окончил Высшие специальные курсы командного состава Краснознаменного учебного отряда подводного плавания имени С.М.Кирова. Войну Богорад встретил на подлодке «Д-2» Балтийского флота в должности помощника командира. В сентябре 1942 года «Д-2» вышла в боевой поход, и действуя на путях движения немецких караванов, потопила транспорт «Якобус Фрицен» водоизмещением 4 тысячи тонн и нанесла значительные повреждения железнодорожному парому «Дойчланд» водоизмещением 3 тысячи тонны. С декабря 1942 года Богорад занимал эту же должность на «Щ-310», а в марте 1944 года он был назначен командиром этой подлодки. Под его командованием «Щ-310» совершила три боевых похода, записав на свой боевой счет восемь потопленных и поврежденных кораблей и судов противника. Вот выписка из наградного листа: «Тов.Богорад проводил атаки вражеских конвоев в ночное время в надводном положении, прорывая сильное охранение противника. Прекрасно маневрируя при выходе в атаку, а также после залпа всегда отрывался от противника без каких-либо потерь, сохраняя боевую готовность своего корабля, после производства залпа не уходил под воду до тех пор, пока сам и вся вахта полностью не пронаблюдает потопление кораблей противника». О благородстве этого человека свидетельствует один из эпизодов его боевой биографии. В апреле 1945 года немецкая группировка в Курляндии была окружена советскими войсками и из-за отсутствия топлива не могла использовать танки и авиацию. Руководство нацистской Германии направило несколько танкеров с бензином в Вентспилский порт, но на пути у них встали наши подводные лодки «Щ-310» и «Щ-306». 14 апреля субмарина «Щ-310», находясь в заданном районе, обнаружила немецкий танкер «Гетерринг» водоизмещением более 6 тысяч тонн. Убедившись, что на нем нет вооружения, подводная лодка всплыла в надводное положение. Командир лодки Богорад отдал приказ капитану немецкого судна: «Экипажу в шлюпки и следовать на берег. Капитану с судовыми документами прибыть на борт лодки». В считанные минуты экипаж немецкого судна покинул его и на шлюпках направился к берегу, а капитан прибыл на борт нашей подлодки, взяв с собой на память о покидаемом судне бинокль, с которым он не расставался всю войну. Капитану немецкого судна тоже сохранили жизнь, отпустив на берег, а его танкер торпедировали. А немецкий вахтенный журнал и бинокль капитана остались на подводной лодке у Богорада. Прошло много лет. После войны Самуил Нахманович длительное время работал капитаном судна Латвийского морского пароходства. Однажды, выйдя из Риги в штормовую погоду и направляясь в один из европейских портов, он решил пройти не через проливы Бельт и Зунд, а Кильским каналом. Проход через Кильский канал осуществлял немецкий лоцман. В какой-то момент лоцман попросил у капитана Богорада бинокль, а затем долго и внимательно вертел его в руках. Потом он повернулся в сторону капитана. Немая сцена — лоцман и капитан пристально смотрели друг на друга, вспоминая, где они могли встречаться. И тут узнали друг друга. Какое-то мгновение они стояли молча, а затем обнялись. Лоцман оказался тем самым капитаном немецкого судна, экипажу которого в годы войны командир советской «Щ-310» Богорад сохранил жизнь, разрешив на шлюпках сойти на берег. В память об этой встрече Самуил Нахманович вернул цейсовский бинокль его хозяину. Таким был этот Человек, таким его знали и таким его помнят. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, 6 марта 1945 года подводная лодка «Щ-310» была награждена орденом Красного Знамени. А Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, за личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, капитану 3-го ранга Богораду Семену Наумовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда. Необходимо отметить, что Семен Наумович и Самуил Нахманович — один и тот же человек. После войны С.Н.Богорад до 1961 года занимал различные командные должности на Краснознаменном Балтийском флоте. 26 мая 1955 года ему было присвоено воинское звание капитан 1-го ранга. В 1961 году капитан 1-го ранга Богорад был уволен в запас по выслуге лет. Самуил Нахманович жил в Риге, до 1976 года работал в должности старшего помощника и капитана на судах Латвийского морского пароходства. Скончался он 23 апреля 1996 года, похоронен в Риге.

Израиль Фисанович

Израиль Фисанович

Еще один герой Израиль Ильич Фисанович родился 23 ноября 1914 года в уездном городе Елисаветграде (ныне Кропивницкий). Его отец Илья Львович во время Первой мировой войны воевал рядовым в конной артиллерии и вернулся домой в 1918 году. В 1922-м семья переехала в Харьков. Здесь Изя окончил семилетку и поступил в школу ФЗУ при заводе сельскохозяйственных машин «Серп и молот». По окончании школы по комсомольской путевке парень был направлен в Военно-морское училище имени М.В.Фрунзе. Среди шестисот сокурсников Израиль Фисанович оказался самым молодым и, по-видимому, самым неподготовленным к флотской службе и физически, и морально. Но все же он решил, что море — его судьба, и заставил себя преодолеть все трудности. Молодой курсант ежедневно занимался спортом и усердно учился. И в результате — свидетельство об окончании училища с наивысшими оценками. За отличные успехи в учебе в качестве поощрения Фисанович был сфотографирован у развернутого знамени училища и получил от наркома обороны Ворошилова именные серебряные часы. По традиции первому по успеваемости выпускнику военного училища предоставлялось право выбора места службы. Но в стране в то время, а Фисанович окончил училище в 1936 году, ощущалась нехватка подготовленных специалистов-штурманов подводного плавания. Поэтому лучших выпускников училища направляли на только что спущенные на воду подводные лодки, еще не присвоив им офицерского звания. Израиль Фисанович был назначен командиром БЧ 1–4 (то есть ответственным за штурманскую и радиоакустическую службу) на малую подводную лодку «М-77», которая базировалась в Ораниенбауме, в 50 километрах от Ленинграда. Он появился на лодке в курсантском обмундировании и был встречен командой настороженно — ведь на сложнейшем по устройству боевом корабле, где было всего шестнадцать членов команды, от грамотных и умелых действий каждого зависела жизнь всех. Но уже через месяц экипаж убедился, что к ним пришел служить не только толковый штурман, но и настоящий подводник. А поздней осенью, когда стали подводить итоги летних плаваний, выяснилось, что Фисанович стал лучшим штурманом 3-й бригады подводного плавания Балтийского флота. В первый год службы доказать, что ты лучший среди двух десятков штурманов, в том числе офицеров со стажем — это был серьезный успех молодого лейтенанта. К осени следующего года его назначили флагманским штурманом дивизиона малых подводных лодок-«малюток», то есть ответственным за работу пяти штурманов. Весной 1938 года Фисанович был назначен командиром малой подводной лодки «М-84». Ему присвоили очередное воинское звание старший лейтенант. Одновременно с Балтийским пополнялись и другие флоты страны, и там тоже не хватало специалистов. В августе 1938-го Фисановича назначили флагманским штурманом штаба Северного флота, на должность капитана 1-го ранга. Всю осень и зиму он ходил на различных кораблях и подлодках, детально знакомясь с побережьем, мелями и течениями Баренцева и Белого морей, и доказал свою состоятельность на новом месте службы. Но тут произошли два события, которые по тем временам могли сломать не только карьеру, но и жизнь любому человеку. В Харькове арестовали отца Израиля, обвинили в шпионаже в пользу нацистской Германии, и тот под пытками подписал «признание». (В 1956 году Илью Львовича реабилитировали, жаль только, что Израиль Фисанович не дождался этого момента.) Молодой лейтенант не поверил обвинениям в адрес отца и, когда в апреле 1939-го тот умер в тюремной больнице, поехал на его похороны. В том же году исключили из партии тетку его жены за «потерю политической бдительности» — не донесла на сотрудницу, рассказавшую политический анекдот. В связи с этими событиями Израилю Фисановичу отказали в направлении на курсы усовершенствования, задержали прием в партию и понизили в должности — назначили флагманским штурманом бригады. В новой должности Фисанович быстро освоился. Он уже был знаком с условиями судовождения в северных морях и хорошо знал специфику подводного плавания. Спустя год (после четырех лет кандидатского стажа) его все-таки приняли в партию и направили на курсы усовершенствования в Ленинград — без этого продвижение по службе в те годы было невозможно. По окончании курсов офицеры получали назначение помощниками командиров крупных подводных лодок. Однако начало Великой Отечественной войны заставило сократить программу — досрочный выпуск состоялся 5 июля 1941 года. Фисановича наградили значком «Отличник ВМФ» и присвоили очередное звание капитан-лейтенант. Служить ему вновь предстояло на Северном флоте. Он выехал к месту службы 8 июля и, не раз попадая под бомбежки, к 12 июля добрался до штаба Северного флота в поселке Полярное, где получил назначение помощником командира подводной лодки «Щ-404». Лодка в то время находилась в море, и Фисановича временно поставили дежурным по штабу. Но тут случай круто повернул его судьбу. В это время другая малая подводная лодка «М-172» вернулась из своего первого боевого похода с серьезными повреждениями носовой части из-за неумелых действий командира. Командира отстранили от командования, а на его место назначили Фисановича. Перед ним стояли две задачи — ремонт поврежденной лодки (с ним справились к 11 августа) и восстановление боеготовности команды, потерявшей веру в свои силы. С этими задачами новый командир и экипаж справились, и 18 августа «М-172» вышла в боевой поход. У Фисановича созрел дерзкий план прорваться в бухту, расположенную в финском фиорде Петсамо-Вуоно. Там в непосредственной близости от линии фронта немцы разгружали суда. После двухсуточного наблюдения наша лодка незаметно вошла в гавань и потопила разгружавшийся у причала корабль. Немцы, не предполагая такой дерзости от советских подводников, долго искали в небе английские самолеты и бросились в погоню за подлодкой поздно, когда она уже выходила в открытое море. Спустя сутки «М-172» второй торпедой потопила еще одно вражеское судно. 15 мая 1942 года «М-172» под командованием Израиля Фисановича вышла в одиннадцатый боевой поход. Обнаружив вражеский транспорт в окружении кораблей охранения, лодка торпедировала его с близкой дистанции и потопила. Атаки с близкой дистанции гарантировали попадание торпед в цель, но были очень опасны, ведь противник мог легко засечь координаты и контратаковать. На этот раз немцы определили положение лодки быстро и довольно точно. Их глубинные бомбы рвались в непосредственной близости от «М-172», некоторые в 10–15 метрах от корпуса, образуя в нем вмятины, расшатывая и выводя из строя механизмы и приборы, травмируя и сбивая с ног матросов. Близкие разрывы повредили корпус топливной цистерны. Солярка, вытекая из нее и появляясь на поверхности моря характерными пятнами, выдавала месторасположение субмарины, и враг бомбил по этому следу еще точнее. Только стойкость экипажа и умелые маневры командира позволили лодке вслепую, с поврежденными неработающими компасами в течение десяти часов уклоняться от бомбежки. Уходили к своим берегам, ориентируясь по показаниям эхолота на глубины моря, которые Фисанович досконально изучил еще до войны, будучи флаг-штурманом флота и бригады подводных лодок. На лодке находился флагманский врач бригады Залман Самуилович Гусинский, который пошел в поход с целью проверки новых способов регенерации воздуха. Во время атак нацистов на подлодку он насчитал 324 взрыва глубинных бомб. Наконец лодка, маневрируя, приблизилась к нашим берегам, и подводники сквозь толщу воды услышали, как залпы береговых орудий отгоняют врага. Дышать было совсем нечем, и «М-172» всплыла в пределах досягаемости артиллерии немецких кораблей. Немцы выпустили по лодке до сорока снарядов, но были остановлены нашими батареями. Тогда лодку атаковал немецкий самолет, сбросив на нее четыре авиабомбы и причинив новые повреждения. И все-таки она своим ходом пришла на базу. В музее Северного флота хранится треснувшая от близкого разрыва электрическая лампочка. Под ней надпись: «Подлодка М-172. 16 мая 1942 года. 324 глуб. бомбы, артобстрел, 4 авиабомбы». Подводники считают эти данные мировым рекордом жизнестойкости. За два года под командованием Израиля Фисановича «М-172» совершила семнадцать боевых походов. Было потоплено два крупных боевых корабля и одиннадцать судов противника. Кроме того, были выполнены задания по эвакуации и десантированию разведгрупп в немецкий тыл. Все члены экипажа были награждены орденами и медалями, многие неоднократно. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 апреля 1942 года флаг подводной лодки «М-172» украсил орден Красного Знамени, а в апреле 1943-го приказом наркома Военно-морского флота краснознаменной подводной лодке «М-172» было присвоено звание гвардейской. В истории отечественного флота было всего четыре гвардейских краснознаменных корабля, и один из них — «малютка» «М-172». Высокими наградами был удостоен и ее командир Израиль Ильич Фисанович — 3 апреля 1942 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина. Он был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Ушакова II степени, Орденом Отечественной войны I степени и орденом США «Военно-морской крест». В августе 1943 года Фисанович был назначен командиром дивизиона подлодок типа «М». В октябре 1943-го во втором походе, который состоялся уже без Фисановича, героическая подлодка «М-172» погибла. Израиль Ильич очень переживал гибель своих друзей, ведь за время совместной службы они стали для него родными людьми. Но это была не последняя беда. В боях за Латвию был смертельно ранен и вскоре скончался в госпитале младший брат Израиля командир минометной роты капитан Натан Ильич Фисанович. А вскоре пришло сообщение о гибели дяди по материнской линии капитана Наума Израилевича Шехтера, о боевых подвигах которого писала газета «Известия» еще 29 июля 1941 года. Весной 1944 года капитана 2-го ранга И.И.Фисановича командировали в Великобританию, где в счет репараций с Италией англичане должны были передать Советскому Союзу четыре английские подводные лодки типа «В». Передаваемые лодки нужно было изучить и переправить своим ходом на советскую военную базу — таким было задание Фисановича. 25 июля 1944 года подводная лодка В-1 под советским военно-морским флагом вышла из шотландского порта Леруик, но на пути в Полярный погибла. Долгое время причины ее гибели оставались невыясненными. Только в послевоенные годы историкам удалось установить, что 27 июля 1944-го лодку атаковал и потопил самолет британской береговой охраны в 230 милях к северу от Шетландских островов. Произошло ли это по ошибке или по злому умыслу? Неясно до сих пор. Израиль Ильич Фисанович навечно зачислен в одну из воинских частей Северного флота. Ему посвящены экспозиции в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге и в Военно-морском музее Северного флота в Мурманске. Именем Израиля Фисановича были названы улицы в Полярном, Кропивницком и Харькове. Много лет прошло, но имя этого человека, внесшего свой вклад в общее дело борьбы с нацизмом, остается в нашей памяти.

Оригинал взят у:

Алексей С. Железнов

РЕУВЕН БЕСИЦКИЙ

CEO CHESED SHEL EMET MITZVATEMET.COM

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store